Бактерия, ты супер: 6 (не)стыдных вопросов об антибиотико­резистентности

Пока мы считаем углеродный след и минимизируем использование пластика (что, безусловно, важно), бактерии рядом с нами приобретают необычайные способности и готовятся захватить мир. Супербактерия, которая развила устойчивость к антибиотикам, — едва ли не самая большая угроза человечеству. И мы ей активно помогаем.

«Если мы ничего не сделаем, человечество настигнет большая катастрофа. Она заключается не в том, что мы не сможем лечить рак, пересаживать органы или поддерживать жизнь недоношенных малышей, а в том, что молодые относительно здоровые люди начнут умирать после рутинных операций из-за рутинных инфекций, от которых больше нет лекарств», — цитирует наш эксперт Евгений Дёмин резюме Европейского конгресса по инфекционным заболеваниям 2016 года.

Если подытожить имеющиеся данные, можно сделать два вывода. Первый: ESKAPE-патогены в украинских больницах распространены. Второй: уровень резистентности у них высокий. Итак, пока учёные работают над детальным исследованием этого явления в украинских больницах, нам всем стоит узнать о нём больше и сделать всё возможное, чтобы не быть причастными к созданию супербактерии. По крайней мере настолько, насколько это возможно, потому что у самих микроорганизмов к такой «прокачке» способности чрезвычайные.

Что такое резистентность?

Явление резистентности не новое — оно, видимо, существует дольше, чем человечество. Исторически антибиотики — это вещества, выделяемые некоторыми классами микроорганизмов (в основном грибами, но не только), чтобы расчистить от бактерий определённое поле для жизни. Так был открыт первый антибиотик — пенициллин.

 

Было замечено, что в двух микробиологических чашках Петри не росли бактерии. Чашки были загрязнены грибом Penicillium. Была выдвинута гипотеза, что грибы выделяют какие-то вещества, которые не дают бактериям размножаться. Ян Флеминг доказал, что так и есть, и назвал полученное вещество пенициллином.

Об антибиотиках часто говорят, как о чём-то «плохом», химическом и убийственном. Но на самом деле первые такие вещества имели естественное происхождение. Это эволюционные факторы, с помощью которых одни организмы избавлялись от других и расширяли своё жизненное пространство. Со второй половины XX века человечество приспособило этот механизм для борьбы с инфекциями. В доантибиотическую эру смертность от тяжёлой пневмонии достигала 80–85%, а после введения антибиотикотерапии снизилась до 10–12%. Пожалуй, это самое эффективное медицинское вмешательство всех времён.

Человечество продолжало открывать новые классы антибиотиков, модифицировало их химически для большей эффективности, всё это прекрасно работало. В 60-х годах прошлого века на Всемирном конгрессе хирургов выразили мнение, которое стало широко цитируемым: «Пришло время закрыть книгу инфекционных заболеваний». Был период, когда медицина считала, что любые бактериальные инфекции уже не являются проблемой и никогда не ей не станут.

К сожалению, это была ложная мысль, и мы сейчас это очень остро ощущаем. Резистентность — не новое явление. Но массовое применение антибиотиков очень её подтолкнуло. Это естественный процесс: бактерии адаптируются к веществам, которые против них применяют.

Каковы механизмы развития резистентности?

Классический пример такой. Существует условно 100 бактерий, из которых 95 менее устойчивы и 5 — более устойчивы. На них подействовали антибиотиком. 95 погибли, 5 уцелели, заполнили собой жизненное пространство и вызвали следующую волну инфекции, побороть которую уже сложнее. Но это самый простой и не единственный механизм.

Каждый антибиотик имеет молекулярную мишень — молекулу или структуру в бактериальной клетке, на которую действует. Мишень может меняться: например, мутирует фрагмент ДНК, который её кодирует, и антибиотик уже не может связаться с ней.

Количество мишеней также может резко увеличиваться, и тогда на них всех нельзя подействовать. Оболочка бактерии может стать непроницаемой для антибиотика.

Бактерии могут иметь специальные белки-насосы, которые выкачивают из их цитоплазмы антибиотики (так называемые эффлюксные помпы), и производить соединения, разрушающие антибиотики. Рост резистентности тесно связан с последним процессом.

 

На развитие резистентности влияет использование генериков. Это препараты, содержащие активное вещество, но не в том виде, в каком его изобрели разработчики. Генерики полезны тем, что они более доступны и больше людей могут лечиться. Их биологическое и терапевтическое действие может отличаться от действия оригинальных препаратов и влиять на бактерии иначе. А значит, давать им возможность развивать устойчивость.

Антибиотики широко используются в сельском хозяйстве для лечения и профилактики заболеваний, а также для стимуляции роста. Длительное применение низких доз — идеальные условия для развития резистентности бактерий. Кроме того, существенное количество антибиотиков выводится из организма животных в неизменном виде и затем попадает в сточные воды, распространяется на огромные расстояния и меняет штаммы уже там. В сельском хозяйстве используется 73% всех антибиотиков. Существует тенденция к росту резистентности у животных и риск инфицирования людей устойчивыми бактериями.

Чем опасны резистентные бактерии?

Важно начать с того, что бактерии не являются чем-то вредным или «плохим». Они окружают нас повсюду: все предметы, еда, мы сами вконец покрытые ими. Человеческое тело со всеми его поверхностями содержит на порядки больше бактериальных клеток, чем соматических. Это нормально и с этим ничего не надо делать, да и нельзя. До определённого момента мы прекрасно с ними сосуществуем.

Существуют новые исследования о роли бактерий в функционировании человеческого организма. Формирование здорового микробиом в начале жизни защищает от заболеваний и даже влияет на пищевое поведение.

Большинство случаев резистентной инфекции связаны со здравоохранением. Опасности столкнуться с полирезистентным микроорганизмом вне таких учреждений пока нет. Главный фактор риска инфицирования такой бактерией — пребывание в больнице или учреждении такого типа (интернате, доме престарелых и т. д.).

Существует также явление колонизации резистентной флоры. Она может селиться на слизистых оболочках и во внутренних органах пациентов или врачей. Такие колонии могут просто существовать, а могут в какой-то момент активизироваться и спровоцировать развитие инфекции или просто распространяться.

Путешествия в страны, где в целом высокий уровень резистентности, могут быть фактором риска для колонизации резистентными штаммами. Это, в частности, Китай и Индия. Защититься от этого невозможно. Но для резистентных штаммов также характерны географические особенности. В Америке, например, огромной проблемой является устойчивый золотистый стафилококк. А в Восточной Европе он не распространён, хотя не мог сюда не попасть. Почему так происходит, наука пока не знает.

Почему прививки не защищают от резистентных штаммов?

Инфекции грубо можно разделить на специфические и неспецифические. Специфическую инфекцию с характерными симптомами — например, корь или оспу — вызывает конкретный возбудитель. Прививка защищает именно в таких случаях. Группа ESKAPE — неспецифические возбудители. Пневмония, например, не связана с определённым микроорганизмом. Огромное количество возбудителей вызывают пневмонии, очень похожие между собой.

Медицина имеет определённые наработки в направлении разработки вакцин от неспецифических возбудителей. Существует, в частности, вакцина от гемофильной палочки — она одна из первых таких в мире. Но пока таких вакцин значительно меньше, чем резистентных штаммов, и перспективы их создания весьма сомнительны, ведь микроорганизмы быстро меняются.

Чтобы предотвратить развитие антибиотикорезистентности, ВОЗ рекомендует:

  • принимать антибиотики только по назначению квалифицированного медицинского работника;
  • никогда не требовать антибиотики, если медицинский работник говорит, что для их использования нет необходимости;
  • всегда следовать рекомендациям медицинского работника по применению антибиотиков;
  • не давать свои лекарства другим людям и не использовать остатки препаратов;
  • предотвращать инфицирование: безопасно питаться, регулярно мыть руки, соблюдать гигиену во время приготовления пищи, избегать близкого контакта с больными, практиковать безопасный секс и вовремя делать прививки.
Как пациент может понять, действительно ли ему нужен назначенный антибиотик?

Всё принципиально зависит от диагноза. Бактериальную пневмонию, например, необходимо лечить антибиотиками с первого дня. В случае бронхита распространено мнение, что бактериальный тоже нужно лечить такими препаратами. Но научные данные говорят о том, что антибиотики очень слабо меняют течение болезни. С бактериальным средним отитом такая же история. И это не украинская проблема, а общемировая. К тому же антибиотики не всесильны, их функциональность часто очень ограничена.

На практике вести такие бактериальные инфекции без антибиотиков можно только при условии глубокого доверия между врачом и пациентом. Потому что в случае осложнений или ухудшения состояния врач 100-процентно получит вопрос о том, почему не назначил антибиотик, если инфекция бактериальная. В этой проблеме ему, конечно, проще и спокойнее назначить его.

 

Очень часто пациенты приходят на приём, когда им уже совсем плохо, и ждут сильнодействующих препаратов. В таких ситуациях бывает очень сложно объяснить, что антибиотик ещё не нужен. Распространено мнение, что окрашенная мокрота при инфекции верхних дыхательных путей является признаком бактериальной инфекции. Подтверждений этому нет, врач не назначает антибиотик, но пациент не соглашается на такое лечение.

Если смотреть на такую практику с точки зрения развития резистентности, то, конечно, она также влияет на то, что бактерии приобретают устойчивость.

Борьба с резистентностью — это конфликт индивидуального лечения и сохранения антибиотиков для будущих поколений. Так, если назначить человеку с зеленой мокротой амоксициллин, возможно, он поправится быстрее (но не факт). Однако его потомкам через 5–10 лет он уже не поможет. Это ещё один кирпичик в стену, которым бактерии защищаются.

Чтобы сохранить этот класс препаратов, до определённого момента врачи ведут пациентов с низким риском осложнений без антибиотиков. Однако, повторюсь, это возможно только при условии глубокого доверия. И, конечно, высокой квалификации врача.

Способствуют ли развитию резистентности антисептические средства — гели, спреи, салфетки?

Обеззараживать всё вокруг однозначно не стоит. Но если говорить о таких средствах, стоит помнить разницу между действием антибиотиков и антисептиков. Задача антибиотика — подавить способность бактерии размножаться. Задача антисептика — её уничтожить. 10 лет назад я бы сказал, что антисептики не способствуют развитию резистентности, потому что уничтожается организм, в котором это могло бы произойти. Но сейчас это уже неправда: есть данные о том, что бактерии развивают устойчивость к антисептикам. Такие средства работают, резистентность к ним пока не получила существенных масштабов. Но её изучают, и, думаю, в будущем это тоже станет проблемой.

Хотите быть в курсе всего?

Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится.
Мы обещаем писать редко и по делу