Группа YUKO. Как мы полюбили музыку и творчество

- 14 февраля

YUKO — популярная украинская группа, сочетающая в своём творчестве фольклор и современную музыку. Группа появилась после того, как мультиинструменталист Стас Королёв и фольклористка Юлия Юрина познакомились на шоу «Голос країни», и быстро стала одной из самых успешных среди резидентов платформы Masterskaya.

В преддверии 14 февраля, Дня всех влюблённых, мы пообщались с участниками группы Стасом и Юлей и узнали, как они полюбили музыку и каким образом это увлечение изменило их жизнь. Ведь любовь — это не обязательно о валентинках, шоколадках и романтических чувствах, а обо всём, что вдохновляет нас и заставляет сердце биться чаще.

А здесь, по ссылке, вы можете прочесть все материалы из серии о людях, в чьих жизнях есть большая и честная страсть.

Увлечение музыкой

 

Стас. Моё увлечение музыкой началось в раннем возрасте, неосознанно. Первым его проявлением было то, что меня было тяжело оттащить от пианино — в те нечастые моменты, когда я его встречал в своём детстве. А когда мне было 11 лет, один пацан со двора вынес гитару, — и я просто потерял дар речи, попросил взять её домой и сутки не выпускал из рук, придумывал саундтреки ко всему, что видел. Сразу после этого я пошёл в музыкальную школу.

Юля. У меня это тоже было неосознанно — в три года меня отдали в ансамбль народной песни «Соловейко», потому что родители видели, как я хожу по квартире и пою «Мальчик хочет с тобой». Когда исполнилось семь лет, то меня уже отдали в первый класс музыкальной школы, на вокал, сольфеджио и вот это всё. Потом это переросло в народное творчество, выступления и так далее.

У меня компьютер появился в 15 лет, до этого не было ни интернета, ни открытых музыкальных площадок. Моей первой любовью был мужчина, который продавал диски, я даже до сих пор помню его имя. Он был весь в татуировках, красил волосы, хотя в нашем городе это до сих пор считается чем-то очень странным. Я ходила в магазин к нему, потому что он мне дико нравился, и покупала те диски, которые он мне советовал — конечно, это был какой-то рок. С тех пор я мечтала о том, что уеду в большой город и у меня будет своя рок-группа.

Переход на профессиональный уровень

 

Стас. Всерьёз о музыкальной карьере я задумался на пятом курсе университета — до этого я вообще не сильно думал о том, чему хочу посвятить свою жизнь. Когда пришлось решать, чем же я действительно хочу заниматься, я взвесил, какие занятия мне приносят больше всего сатисфакции, и понял, что это — музыка. Я решительно пообещал себе не заниматься деятельностью, не связанной с музыкой, а уже чуть позже решил исключить из своей жизни ещё и занятия, не связанные с творчеством.

Юлия. Я в детстве была объектом буллинга, особенно — в музыкальном ансамбле и школе, потому что я была и одной из самых способных, и самой младшей. Как-то раз мне обрисовали чернилами костюм, который мне сшила вручную бабушка. Написали внутри всяких гадостей, расчеркали всё. Когда пришла домой, я очень сильно ревела и говорила, что больше не буду петь и не буду ходить на занятия. Бабушка со мной села и поговорила очень обстоятельно о моём сценическом будущем, рассказала, как верит в меня, и объяснила, почему мне стоит заниматься этим и дальше. После этого у меня появился стержень, который в дальнейшем мне помогал. А во время учёбы в университете, когда ты не видишь ничего кроме учёбы и минимального зарабатывания денег, я поняла, что работать в караоке — вообще не мой уровень, и решила строить серьёзную карьеру.

Соблазн всё бросить

 

Юля. Творчество всегда было частью моей жизни, и я не задумывалась особо о деньгах, просто занималась тем, что мне нравилось. Уже во время первой встречи со Стасом я почему-то была уверена, что всё сложится, что у нас будут концерты и деньги и что не нужно переживать насчёт этого.

 

Стас. Меня всегда готовили к судьбе человека, который окончит университет и получит стабильную работу инженера. Когда я начал брыкаться и говорить, что хочу заниматься творчеством, родители начали меня убеждать в том, что ничего не получится. Встреча с Юлей помогла изменить мою ментальность: если бы мы не встретились, то я всё так же ездил бы по концертам и собирал по сорок человек, потому что у меня самого в голове не укладывалось, что можно выйти на иной уровень известности.

Мы с самого начала с Юлей решили, что будем делать только ту музыку, которая будет нравиться нам самим. А все остальные могут слушать или не слушать, если им не нравится. Потому что иначе пришлось бы себя предавать, а поскольку это дело всей нашей жизни, то как вообще можно его предать? Лично я начал бы себя презирать.

Знакомство и совместная работа

 

Юля. Когда мы со Стасом только познакомились на «Голосе», я подошла к нему и показала свои песни, свой клип. После первого совместного номера в эфире мы собрались у Стаса поджемить и написали за первую сессию три песни — а такое бывает очень редко. Мы до сих пор притираемся друг к другу, потому что мы две сильные личности и часто отстаиваем свои идеи или предпочтения. Но после того, как мы поняли, что идём в одном направлении, начали прислушиваться друг к другу и больше доверять.

Сейчас у нас уже достаточно благодатный период, хотя всё равно возникают конфликты из-за того, что мы слишком много совместно работаем. Но у нас даже прописано в методичке для людей, которые с нами работают: «Если вам кажется, что между нами конфликт, то это не конфликт, пока мы сами не скажем, что это конфликт». Потому что наш стиль общения включает в себя и разговоры на повышенных тонах. Многие люди могут посчитать, что группа распадается и сейчас будет драка, но это не так.

Стас. Мне было немного странно, что Юля начала со мной общаться — я тогда выглядел стрёмно, как нонконформист, мне было неинтересно вообще участвовать в проекте. А потом мы сделали совместный номер в прямом эфире, и он получился очень сложным и прикольным, с кучей опасных мест, где можно было налажать. Он выстрелил, и мы решили собраться и поджемить. Сейчас я чувствую, что никогда не сталкивался с таким уровнем доверия — мы даже вместе работаем над текстами, хотя раньше мне казалось, что это слишком личное дело, что нормально — писать тексты в одиночку и никого за километр не подпускать.

Когда ты начинаешь думать, что в отношениях уже всё идеально, они начинают портиться. Это как раз потому, что над хорошими отношениями нужно постоянно работать, создавать схемы, по которым можно решать недопонимания. Мы ведь никогда не разбираем один конкретный конфликт, кроме этого, мы вырабатываем схему взаимодействия для будущих подобных случаев, чтобы избежать конфликта вновь.

Осознанность

 

Юля. Разруливать конфликты нам помогает осознанность. Мы много читаем об этом, изучаем эту тему и пытаемся развиваться в личностном и психологическом плане. Мы часто читаем про строение мозга, про психологию, про восприятие и эмоции, эмоциональное насилие и так далее. Это нужно, чтобы понимать первопричины собственного поведения и поведения партнёра. Чтобы разрешить любой конфликт, нужно воспринимать ситуацию под разными углами и пытаться понимать причины поведения собеседника.

 

Мы все должны быть намного более терпимыми и создавать грамотное и цивилизованное общество. Каждый мечтает не менять страну, а свалить туда, где лучше. Но если ты едешь в другую страну, но не меняешь собственную ментальность, то зачем ты вообще там?

Стас. Если ты живёшь не в лесу, а в социуме, являешься частью человечества, то важно думать не только о собственных интересах, но и об общем благе. У нас есть общая цель, и мы должна это понимать. Ты в любом случае живёшь в определённой среде и не можешь от неё изолироваться, она всё равно воздействует на тебя и на твоих детей. Поэтому логично ведь пытаться её улучшить, хотя бы начав с себя. У нас с Юлей чуть больше возможностей, мы можем говорить о важных вещах в интервью и как-то влиять на людей, которые это читают. Мы с Юлей сразу договорились, что как только окрепнем как группа, то сразу начнём говорить о социальных вопросах, которые нас волнуют. Так и сложилось — наш второй альбом, DURA?, буквально в каждой второй песне поднимает такие вопросы, как насилие в семье, алкоголизм и так далее. Мы не активисты, но раз у нас уже есть возможность доносить свои мысли до широкой аудитории, то почему бы и нет?

О том, как появляются песни

 

Юля. У нас нет чёткого источника вдохновения — каждый раз идеи приходят во время самых разных занятий: во время прогулок, разговоров, каких-то тусовок, чего угодно. Песня YARYNO появилась, когда я шла возле «Гулливера». Склон бульвара Леси Украинки заставил меня идти в определённом темпе, и я начала напевать в нём же мелодию. Показала её Стасу, и мы вместе превратили это в полноценную песню.

Стас. Наша музыка — эксперимент, в том числе и в плане способа написания. Я придумал одну гармоническую прогрессию четыре года назад, но никак не мог сформировать её в одну песню. А потом показал Юле, она написала вокальную партию, и получилась BUVAITE ZDOROVI.

 

Нас часто называют диджеем и певицей, но это вообще не соответствует действительности. Мы — равноправные участники команды, вместе пишем и музыку, и тексты, просто делегируем друг другу некоторые задачи, в том числе на сцене.

 

Юля. Я, например, очень неусидчивая, а Стас может часами сидеть и работать над треком, поэтому мы делим задачи так, как нам удобнее.

 

Стас. При этом Юля часто приносит музыкальные заготовки, а я могу вносить правки в текст.

Хотите быть в курсе всего?

Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится.
Мы обещаем писать редко и по делу