«Не нужно себя жалеть». Максим Бахматов — о том, как создать суперкоманду и во что инвестировать время

- 08 апреля

Управляющий партнёр инновационного парка UNIT.City, глава правления Radar Tech и отец троих сыновей Максим Бахматов объясняет, почему он не возьмёт управленцем молодого хипстера, рассказывает, как его дети живут без смартфонов, а также о том, что созидать важнее, чем потреблять.

Максим, вы человек, у которого получается одновременно управлять несколькими проектами и делать это очень хорошо. В чём секрет?

Секрет в том, что не нужно себя жалеть. Мы же все, как правило, имеем дело с нематериальными активами. Я поясню. Я же не пытаюсь в одиночку переместить слона за час из пункта «А» в пункт «Б». Это физически невозможно. Я занимаюсь проектами, которые в основном требуют интеллектуального и организационного таланта. А когда это всё связано с интеллектом, соответственно, у нас безграничные возможности. Именно потому, что эти возможности безграничны, есть шанс вести одновременно несколько проектов. И когда я слышу, как кто-то говорит, мол, я устал, не могу, у меня не получается, то понимаю, что это просто самообман. Безусловно, усталость может быть, но когда ты проанализируешь всё, то поймёшь, что, по факту, это просто адаптивность мозга. Нас же не заставляют каждый раз придумывать таблицу Менделеева, делать какие-то гениальные вещи. Как правило, ежедневно мы занимаемся рутинными вещами. Да, мы должны что-то придумывать. Это «что-то» должно быть гениальным, безусловно. Но большая часть — это рутина, конвейер. Это ежедневные упражнения.

Расскажите об этом подробнее.

Я считаю, что в любом проекте у вас есть всего две вводные. Это ресурсы, то есть деньги, и время. И кто лучше всего управляет этими ресурсами, тот и молодец. У того и получается проект. Без разницы, что это за проект — приготовление пирога, открытие кафе, гинекологической клиники, инновационного центра или развитие ВДНГ. Всего две составляющие: ресурсы и время. Как только ты это понимаешь, у тебя получаются любые проекты. Но для этого у тебя должна быть нормальная команда, которая будет это подхватывать в твоём режиме, в твоём ритме. Мы недавно обсуждали с моей коллегой, что в режиме рull они должны меня тянуть за собой. Чтобы они делали гораздо больше, гораздо лучше, чтобы я не успевал за ними. Требовали, хотели, предлагали проекты и так далее. Для меня это стандарт, от которого нужно отталкиваться и идти дальше.

А команду сами набираете?

Да, конечно.

Что нужно уметь, чтобы попасть в команду Максима Бахматова?

Существует мнение, что только суперлюди могут сделать суперпроект. Я же считаю, что нужно делать суперпроект с теми людьми, которые есть рядом, а не ждать того самого звёздного мальчика или гениальную девочку. В процессе работы рождаются именно те люди, именно те эксперты, с нужной квалификацией. За исключением каких-то супертехнологических вещей. Например, если нужен суперсварщик, а я не сварщик и не знаю физики, то, скорее всего, приглашу специалиста.

То есть вы сторонник того, что лучше растить человека в команде, чем приглашать?

Скажу так: я вообще никогда не буду бегать за какой-то суперзвездой. Я считаю, что могу сделать офигенные вещи, гениальные. Все проекты, которые создавались последние три-пять лет, делались обыкновенными людьми. Более того, часто это вообще люди 45+.

Разбиваете стереотипы.

Да, потому что сегодня бытует мнение, что только молодой и красивый хипстер в состоянии делать крутые проекты. Это совершенно не так. Если молодой и красивый хипстер проанализирует статистику успешных стартапов в Кремниевой долине, то поймёт, что самые успешные стартаперы — сорокалетние. Есть уже опыт, есть уже понимание, потому они делают нереальные вещи. Сейчас у меня в трёх проектах руководители — женщины 45, 47 и 50 лет. И у них очень достойная зарплата. От них я не слушаю никакие отговорки, мол, не могу, не получилось. Мне это неинтересно. Мне нужен результат.

У вас трое сыновей. Это тоже отличный результат. Чем они увлекаются?

Компьютерными играми. Сейчас они играют в World of Tanks. Стратегии, зарабатывают деньги. Это такая современная фишка — например, на день рождения старшему сыну, Матвею, мы предложили купить настоящий танк на радиоуправлении, но он выбрал виртуальный. Сказал: «Я буду крутым в этой игре, меня будут приглашать в кланы. И он будет у меня всегда. Я смогу его апгрейдить». Вот такая история. Я бы вообще не подумал об этом.

Ограничения по играм и гаджетам есть?

Конечно, есть. Но это словно воевать со стихией, с океаном — бесполезно бороться, но можно возглавить. У сыновей нет смартфонов, например, у них обычные «звонилки». Зато у них есть цели, и когда они их достигнут, то получат iPhone или то, что сами захотят. По моему плану, это произойдёт в 15–16 лет.

И какие это цели?

Они должны достичь определённого уровня в английском, определённого уровня знаний в школе. И они должны получить чёрный пояс по карате. После этого у них появится iPhone. Более того, такой телефон обещан и тренеру. То есть со всех сторон идёт мотивация. У сыновей дома есть доступ к планшету, к компьютеру, но он ограничен — 15–20 минут в день.

На игры 15–20 минут? Этого же даже не хватит, чтобы пройти миссию.

Кого интересуют проблемы индейцев, верно? С другой стороны, у них есть чёткие цели и задачи, что нужно делать. Я понимаю, что игры им гораздо интереснее, чем всё остальное. Но что поделаешь.

Ваши дети учатся в частной школе?

Нет, они на альтернативном образовании. Мне не нравилось то, что предлагалось в классическом образовании — и в платном, и в бесплатном. Дети полгода проходили в первый класс, я их забрал оттуда, они перешли на домашнее образование, к ним приходили преподаватели. А через два года они попали в альтернативную школу. Это те дети, которые находятся на домашнем образовании, собираются в некий клуб, проходят всю обязательную программу, сдают обязательные тесты, получают все табели и сертификаты.

Как вы видите обучение своих детей в дальнейшем?

Это им выбирать. Но я считаю, что нужно так построить конструкцию, чтобы ребёнок со второго курса работал. Иначе он же дебилом выйдет из института, если будет надеяться, что какие-то дяди там дадут ему суперзнания, которые сделают его суперумным. Нет. Только сочетание знаний с практикой, с дополнительным образованием, с ошибками и синяками дадут возможность хоть что-то из него сформировать. Личность же формируется только под давлением. Нет давления — ничего не будет. Если тебя не будут всё время пихать, ты не будешь развиваться.

А как же прислушиваться к себе, искать себя? Сегодня все издания пестрят такими советами.

Я считаю, что развиваюсь и расту. Это прекрасно. Я осознал, что делаю хорошо, а что — плохо. Это тоже очень круто. И вот я думаю, что это — отличная история. Я не могу сказать, что успешен, потому что надо сравнивать с кем-то, чтобы о таком заявлять. Я потенциально талантливый, вот так. Но надо расти и расти. Вот в этом смысле я себя нашёл. А дальше — мне нравится больше созидать, чем потреблять. Круто, когда ты понимаешь, что тебе нужно не десять котлет, а одна, не триста пар часов, а одни. Здорово то, что я себя силой заставляю переодеваться в другие джинсы. Мне, в принципе, не нужны другие, я могу носить одни постоянно, периодически их стирая. Это тоже вызов, понимание вот этого всего.

Почему вы выбрали именно карате для детей?

Я выбирал не карате, а тренера. Мне очень понравился тренер. Я ходил и выбирал человека. А почему карате? Потому что детям, в особенности мальчикам, необходимо что-то, связанное с контактными видами спорта. Это хорошо формирует характер. Они сразу понимают причинно-следственную связь. Как надо тренироваться, как над собой работать, как развиваться. Вот это интересно. На какой другой модели ты ему покажешь, какой устроена жизнь? А тут есть всё — вот тебе, пожалуйста, дурак судья. Вот тебе подстава от твоего товарища. Вот тебе дружба, когда вы договариваетесь друг друга не месить на спарринге.

Что вам важно воспитать в сыновьях?

Умение держать слово. Постоянно развиваться и идти вперёд.

Во что лучше всего инвестировать время?

В созидание и в детей. И всё.

 

Хотите быть в курсе всего?

Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится.
Мы обещаем писать редко и по делу