Анастасия Рябоконь, креативный директор украинского бренда Lake Studio, вместе со своей семьей проводит локдаун в Лондоне — в ее Instagram мы с восторгом рассматриваем снимки прогулок по цветущим британским паркам и пустынным, но все еще очаровательным улочкам. Мы попросили Настю рассказать нам о том, как британцы встретили карантин, и о том, как он повлиял лично на нее и на ее семью. 


На сегодняшний день Великобритания входит в пятерку стран с самой высокой смертностью от коронавируса. В этой ситуации британцы проявили высокую степень сознательности и ответственности, следуя всем инструкциям правительства: самоизолироваться, выходить из дому по крайней необходимости —  за продуктами или на зарядку. Большинство лондонцев соблюдают строгий карантин и практически не выходят из дому. Но если вам все-таки захочется прогуляться по парку, вы увидите увеличившееся количество бегающих и занимающихся спортом людей.

Знаю, что многим морально тяжело дается время самоизоляции, когда каждый новый день ничем не отличается от предыдущего. Поэтому в последнее время все больше людей можно увидеть гуляющих по улицам, потихоньку начинают открываться маленькие кафе и ресторанчики, естественно, только на вынос. Прошла волна паники и огромных очередей в магазины, наладилась доставка, постепенно все возвращается в привычный ритм. А каждый четверг в 8 часов вечера в Лондоне люди выходят на балконы, открывают окна и, как благодарность медработникам, аплодируют в течение нескольких минут.

У нас большая семья, трое детей и собака, поэтому в доме всегда шумно и много активностей. Это и онлайн школа, и семейные зарядки, и ужины при свечах, приготовленные детьми, и настольные игры, и, конечно же, прогулки в парках. Последнее — самая любимая часть, потому что неотъемлемый ритуал такой прогулки — это маленький пикник на траве или на дереве.

Я думаю, каждому из нас сейчас не хватает личного пространства, особенно если рядом энергичные и громкие соседи, как в моем случае. Поэтому для меня спасением стали длинные пробежки по Риджентс-парк, по дорожке, с которой наблюдаешь заход солнца, и вдоль канала к Маленькой Венеции, где люди живут на воде в небольших лодках.


Ритм нашей жизни разучил многих сосуществовать в семьях, и болезнь закрыла всех нас в домах, чтобы снова научиться жить, как семья. Мы перестали ценить медицинских работников и пожилых людей, и получили болезнь, чтобы вспомнить, какие они незаменимые. Родители сами попробовали, что такое учить. Мы столько времени уделяли своей внешности и сравнивали себя с другими, а теперь носим маски. Сейчас мы многому учимся и понимаем, что главное в жизни. По сути, это время, сшитое по нашим же меркам.