Химик-технолог Юлия Гагарина о будущем косметики, новых ингредиентах и главных трендах

- 04 февраля

Последнее время моя лента пестрит новостями о том, что большие концерны полностью отказываются от производства пластиковых тар. Возможно, нас ждёт полностью перерабатываемое производство, которое не вредит окружающей среде?

Да, в ближайшие десять лет использование пластика значительно сократится — как в косметической упаковке, так и в упаковках пищевых продуктов. Тут возможны два пути развития: либо полный отказ и переход на альтернативные виды упаковки (например, водостойкая целлюлоза), либо использование биоразлагаемых «присадок» в пластике.

За какими технологиями в производстве и создании формул косметической индустрии будущее?

Косметика отвечает на вызовы времени. Отсюда и технологии. К 2050 году одной из главных проблем человечества станет доступ к пище и чистой воде. Поэтому всё, что помогает экономить ресурс, будет развиваться.

Скорее всего, будет использоваться сырьё, полученное при помощи минимального использования воды. Также будут оттачиваться технологии альтернативных поставок сырья.

Уже сейчас большинство витаминов для нас синтезируют микроорганизмы. Думаю, в ближайшие годы аминокислоты и белки будут синтезироваться водорослями (точнее, из них). И да, нас ждут глобальные изменения из-за того, что теперь важна роль микрофлоры. Поэтому будут создаваться новые консерванты и составы очищающих средств, дружественные к микробиому человека.

Не пострадает ли популяция водорослей при таком активном использовании в будущем? Или их, возможно, будут выращивать специально в этих целях — создавая некие подводные плантации?

Их растят на суше, на специальных «фермах».

 

 

Вернёмся к микробиому. Что такого необычного может сопровождать тренд microbiome friendly? Возможно ли будет в недалёком будущем определить, всё ли в порядке с моим микробиомом?

Не в самом ближайшем, я думаю. Мир только начал изучать этот «космос». Глобальные концерны (например, Johnson & Johnson) инвестируют миллиарды в исследовательские проекты микробиома.

Что изменится в глобальном плане? Какие сюрпризы ждут нас, потребителей?

Пополнятся списки «free from». Как сейчас убирают из формул «классику» в виде триклозана, так из рецептур вскоре будут устранять доноров формальдегида (тип консервантов). Скорее всего, будут широко использовать парабены натурального происхождения — из ягод, например, клюквы, клубники. Их наш организм «знает» и принимает, они более дружественны нашему микробиому.

Изменится схема лечения акне и перхоти. И сильно. Думаю, что мы дойдём до того, что для лечения акне будем использовать просто штаммы живых и «хороших» Staphylococcus epidermidis. Тем более, что такой опыт (медицинские исследования) уже есть.

 

 

 

Получается, бактерии — главные друзья в борьбе с этими двумя заболеваниями?

Да!

Итак, все прицельно взялись защищать собственный микробиом. В этом вопросе большую роль играет тип бактерии, количество и способ её внедрения в формулу. Среди бактерий, например, уже выделяют не две, а три группы — пребиотики, пробиотики и постбиотики. В какой категории продуктов микроорганизмы будут работать лучше всего?

Живые бактерии пока применяются крайне избирательно. Когда в составе нет ничего, кроме воды, живых бактерий и ограниченного количества питательных веществ, срок годности таких продуктов очень маленький (6 месяцев). И упаковка обязательно должна быть защищена от доступа кислорода.

Во всём мире законы требуют, чтобы косметическое средство было почти полностью лишено бактерий. Поэтому, по сути, наличие живых бактерий в косметическом продукте является нарушением законодательства. Чтобы выпускать такие продукты, надо иметь пакет исследований, подтверждающих безопасность, и он очень схожий с теми, которые собирают для лекарственных препаратов. Потому на начало 2019 года подобных примеров косметики — единицы (буквально — всего два в мире).

В связи со всем вышесказанным, понятие «пробиотик» в строгом понимании этого слова (живые микроорганизмы) для косметики не применимо.

 

 

Лизаты — это тип бактерии, где нет живых микроорганизмов. Принцип действия данных активных ингредиентов напоминает прививки: через специальные tall-рецепторы клетки «обучаются» и стимулируются делать определённую работу. Вводить лизаты в состав можно — даже в декоративную косметику. И именно к лизатам пробиотических микроорганизмов приковано внимание разработчиков. Всё потому, что на сегодня они самые изученные и технологически доступные.

Постбиотики — это то, что выделяют микроорганизмы в процессе своей жизнедеятельности. Часть компонентов — это «отходы их жизнедеятельности», часть — сигнальные молекулы, которыми микроорганизмы «общаются» с нашими клетками. Такими молекулами являются короткоцепочные жирные кислоты. Одна из них — бутират — уже достаточно хорошо изучена. У мышей с резистентностью к инсулину (признак митохондриальной дисфункции) искусственное добавление бутирата в течение одной недели улучшало митохондриальную функцию. То есть это очень перспективно для диабетиков.

На сегодня нет никаких внешних способов вводить бутират в косметику. Есть только практика приёма пребиотиков и пробиотиков, которые позволяют «настроить» точную работу кишечной микрофлоры, вырабатывающей его. Другие постбиотики (антимикробные пептиды) уже какое-то время используют для получения нового типа косметических консервантов. Увы, но на этикетке это будет выглядеть как Lactobacillus Ferment или Leuconostoc/Radish Root Ferment Filtrate. Никаких новых химических названий мы при этом не увидим.

Я могу ожидать, что в ближайшем будущем нас ждёт новая категория ухода — за нашим микробиомом. Уже в конце 2018 года появился первый активный ингредиент с таким заявлением.

Большой химический концерн Evonik разработал активный ингредиент Skinolance® (INCI: Lactobacillus Extract Filtrate, Propylene Glycol, Water). Это первый в мире препарат для ухода за микробиомом, который отвечает потребностям и растущему интересу потребителей, связанному с микробиомом кожи. Продукт использует бесклеточный экстракт лактобактерий, который способствует естественному балансу микрофлоры кожи, что необходимо для поддержания её барьерной функции.

Насколько окружающая среда влияет на изменение общего состояния кожи человека? И как на её состояние влияет глобальное потепление?

Температурные режимы уже сейчас заставляют разработчиков добавлять в состав специальные компоненты, которые защищают кожу от холодового стресса и тепловых разрушений. Это не что-то особо новое. Гесперидин как защита от холода широко используется и в фармацевтике, и в косметике. Для защиты от тепловых перепадов используют активные компоненты, стимулирующие особые белки-«телохранители», которые называются шапероны.

В 2002 году французские учёные получили патент на изготовление экстракта планктона артемия (торговое название экстракта — GP4G), который добывают в холодных и очень минерализованных озёрах Канады. Оказалось, что при стрессовых условиях (низкая температура и высокое количество солей) линия обороны клетки выносится наружу — во внеклеточное пространство. «Секретное оружие» артемии — молекула Diguanosine tetraphosphate, способная активировать энергоснабжение клетки и выработку в ней тех самых шаперонов. Французы провели серию испытаний косметических средств с этим экстрактом и получили впечатляющие результаты, которые позволили назвать GP4G «выдающимся anti-age ингредиентом».

Согласно большинству отчётов, натуральность становится главным критерием при выборе косметики во всём мире и фактически у всех возрастных категорий. При этом технологичность и инновации становятся для нас чем-то обыденным. Сейчас натуральность = эффективность и безопасность, чего никто не мог утверждать каких-то 10 лет назад. Как будет развиваться натуральная косметика и куда дошли биотехнологии в этом направлении?

Сейчас мы можем спокойно получать органическую гиалуроновую кислоту и целый спектр пептидов. У нас моющие вещества и эмоленты всё чаще синтезируются не из нефти, а из возобновляемых источников. И это не только кокос и пальма, но и подсолнечник, рапс, соя (все без ГМО).

Из новинок 2018, которые очень долгожданные и по-настоящему революционные, — компонент RHEANCE®, разработанный всё тем же концерном Evonik. Это новое очищающее вещество, которое не только на 100% основано на возобновляемом сырье, но и производится с использованием процесса ферментации бактериями. Такое нововведение позволяет производить гликолипиды полностью на основе натуральных сахаров растений, избегая использования тропических масел. В очищающих продуктах гликолипиды создают плотную сливочную пену и приятное, естественное ощущение на коже. Актив полностью биоразлагаем и обладает чрезвычайно хорошей экологической совместимостью.

Поговаривают, что бренды начнут включать в косметические формулы экологически чистые материалы из пищевых отходов, что станет ещё одним важным шагом на пути к повышению осознанности и ответственному отношению к планете. Что скажете, правда ли это?

Да, но пока, я считаю, это больше про маркетинг. Например, Lush выпускает линейку без упаковки. Это круто и экологично. Но это только одна маленькая толика в их ассортименте.

Что насчёт аэропоники и гидропоники — выращивания растений без использования земельной почвы? Станут ли они обыденностью для брендов? Или, может быть, кто-то уже использует эти технологии?

 

Нет, пока это не широкая практика для косметической промышленности. Думаю, когда пищевая промышленность «откатает» технологии до такого уровня, что они станут для всех дешёвыми, только тогда это направление станет трендом и в косметике.

Что насчёт кастомизации и персонализации? Что ожидает нас в области персонально разработанной косметики? 

Не думаю, что это будет что-то похожее на реальный «пошив только по моим лекалам». Потому что законодательство во всём мире требует, чтобы продукт был исследован на безопасность. А это ОЧЕНЬ большие затраты. И делать их под каждого клиента — нонсенс. Потому мы будем иметь что-то наподобие «конструкторов», из которых можно собрать «свой косметический капсульный гардероб» максимально близко к своим «размерам».

Хотите быть в курсе всего?

Подпишитесь на нашу рассылку, вам понравится.
Мы обещаем писать редко и по делу